Баттл вокруг банка Укрпочты: о чем спорили Смелянский и Дубогрыз

Сегодня в Киевской школе экономики почти два часа продолжались громкие прения. Краеугольный камень – планы Укрпочты покупать банк. Стороны за и против – глава Укрпочты Игорь Смелянский и финансовый аналитик Case Ukraine Евгений Дубогрыз (бывший замдиректора департамента финансовой стабильности Нацбанка).

Дискуссия стала продолжением горячего спора в соцсетях.

СЕО почты хочет иметь банк, чтобы обеспечить финансовыми услугами миллионы живущих в селах украинцев, где нет банков. Цена вопроса – 260 млн грн. Но не все поддерживают эту идею. Ее остро раскритиковал Евгений Дубогрыз.

Дошло до перехода на личности. В частности, в ответ на колонку аналитика глава Укрпочты в Facebook сравнил Дубогрыза с «диванным экспертом» из российского сериала «Наша Раша». Напряжение разрядил президент Киевской школы экономики и экс-министр экономики Тимофей Милованов. Он предложил провести публичные дебаты вокруг банка Укрпочты.

Дискуссия получилась активная. За ней следили онлайн более 200 человек и зрители в зале. Как сказал в начале дискуссии Евгений Дубогрыз – «зал ждет мяса». Между оппонентами действительно иногда искрило.

LIGA.net послушала дебаты о банке Укрпочты и кратко излагает позиции обеих сторон по ключевым вопросам.

Банк для Укрпочты: почему нужен (или нет)

Игорь Смелянский (Укрпочта):

В Украине более 29 000 населенных пунктов. Только 4% из них имеют банковское отделение или банкомат. Соответственно, 12-15 млн населения не имеют доступа к финансовым услугам. У клиентов, в частности пожилых, есть запрос на банковские услуги. Но в деревнях часто нет интернета.

Мы покрываем все населенные пункты. Мы работаем в селе и клиентов там с каждым годом все меньше. Себестоимость доставки одной пенсии выросла с 47 до 70 грн. И будет расти. Поэтому банк для нас – механизм. Не факт, что мы заработаем на банкинге. Но мы планируем зарабатывать на сопутствующих услугах, на e-commerce (заказе товаров).

У нас был выбор: создавать свой банк или работать через банк-агент, например, государственный Ощадбанк. Но у нас нет права передать клиентскую базу государственному банку. Частным банкам, где среди владельцев люди, которые могут попасть в реестр олигархов – тоже.

Евгений Дубогрыз (эксперт Case Ukraine):

Я за привлечение этих людей (пожилых, которые живут в селе, – Ред.) к финансовым услугам, но Укрпочта не должна создавать банк. Причины – это очень дорого, малоприбыльно и зарегулировано.

Основной показатель рентабельности банков – чистая маржа, но она постоянно снижается (было 8,6% два года назад, сейчас – 6,2%). Это немного больше рентабельности самой Укрпочты. Далее регуляция – это постоянные стресс-тесты, проверка бизнес-моделей – Укрпочта и так зарегулирована. И это дорого – у банков доходы всегда такие, какие и были запланированы, но расходы всегда вдвое выше, чем плановые.

Расходы на банк могут быть очень значительны и банку Укрпочты потребуется докапитализация. Укрпочта собирается создавать с нуля, то, что уже существует в госбанках.

Все это – за средства налогоплательщиков. Но они уже за это заплатили в других государственных банках. У этих банков при наличии клиентской базы Укрпочты больше шансов зарабатывать, чем у почты. Поэтому банк Укрпочты – это не очень хорошая идея, я бы советовал искать альтернативу.

Сколько будет стоить банк Укрпочты

Евгений Дубогрыз:

По моим расчетам, Укрпочта должна будет вложить в банк до 1,5 млрд грн с его докапитализацией. Но остальные госбанки эти расходы уже понесли, потому для других банков будет более прибыльно выполнять эти функции. У них уже выстроены процессы.

Игорь Смелянский:

В первые годы расходы составят от 500 млн до 1 млрд грн. Они пойдут на докапитализацию и прочее, кроме создания инфраструктуры. Говоря о средствах налогоплательщиков – мы акционерное общество, мы не получаем деньги от государства.

Не ударит ли банк по планам Укрпочты выйти на IPO

Евгений Дубогрыз:

Традиционные банки – это регуляции, это не финтех, не необанк. Они не пользуются спросом крупных инвесторов, они их избегают. Традиционный банк будет отпугивать потенциального инвестора от Укрпочты. Банк будет сдерживать IPO Укрпочты. Если это будет банк-финтех – это работа на три-пять лет. Есть ли на это деньги и время? Это риск.

Игорь Смелянский:

Мы верим в себя. К примеру, в марте 2021 года мы подписали соглашение о запуске системы планирования ресурсов предприятия (ERM). Она внедряется несколько лет, а мы справились за семь месяцев.

Мы берем за основу модель Amazon и Kaspi (крупнейший финтех-стартап Казахстана, стоимость – $20 млрд). Укрпочта уже является неформальным кредитным союзом – это называется «на тетрадь», когда бабушке что-то не хватает. Это просто перевод «тетради» и наличных денег в безналичный режим.

Это важно для IPO Укрпочты. Так двигалась платформа Kaspi: объединила почту, e-commerce и банк.

Чего хочет Укрпочта

Игорь Смелянский:

Критерий успеха нашего банка – привлечение инвестора, выход Укрпочты на IPO. Хотим стать банком №3 по количеству клиентов. Например, когда я работал в банке (в России), то он был самым большим в регионе благодаря «бабушкам и дедушкам».

Мы можем «облажаться», но можем и повысить капитализацию Укрпочты до $5-8 млрд.

Выводы

Евгений Дубогрыз:

Каждый остался при своем мнении, к сожалению, мы друг друга не услышали. В банках решения не должны приниматься на эмоциях, цена банкинга – это расходы государства. Эти риски не абстрактны, нужно руководствоваться реальными оценками.

Игорь Смелянский:

Из-за создания банка Укрпочта потеряет 2,5 млрд грн дохода. Но это важно для Украины, ведь сейчас в селах часто есть только Укрпочта, церковь и магазин. Важно, чтобы в каждом уголке Украины даже там, где нет интернета, можно было получить цифровые, банковские, логистические услуги. Хотя «будет нелегко, мы обязательно (в чем-то, – Ред.) налажаем».

Читайте также: Сделка | Мечта Смелянского. Укрпочта покупает банк, цена – 260 млн. Подробности

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.